Письмо Нины Павловны Славиной

ДОРОГОЙ ДРУГ! 

Время предоставило мне фантастическую возможность обратиться к Тебе напрямую для того, чтобы познакомить Тебя с Кимом Славиным.
Я должна представиться: Нина Славина, жена Кима.
Уже прошло несколько лет с тех пор, как он ушел от меня в Мир иной, а я так и не смогла стать
'вдовой' - не принимает сердце. 
Вдова - это когда не далеко и до 'вдовушки', когда вполне возможно 
замужество, когда 'наследство' не обременяет, а лишь облегчает  существование. Я как была, так и осталась женой.
У меня  не 'наследство', а 'наследие'. И это такой КРЕСТ, который если уж тебе выпал такой случай, то нести тебе его до самой смерти. Незадолго перед концом Ким сказал мне:
':тот, кто останется в живых, моя миленькая, должен продолжить наше дело до конца - это наше с тобой духовное завещание: А я буду реять и витать над Землею и над тобою, спасая и сохраняя тебя:'


НАСЛЕДИЕ

ЭТО десять толстых тетрадей Дневника Кима Славина, где день за днем с 195О года, с редкими паузами, Славин всю свою жизнь фиксирует происходящие с ним, его близкими, его делом, его Родиной, события.
ЭТО около сотни его стихотворений, которые органично вплетаются в хронологию Дневника. Хотя многие из них можно причислить к лучшим образцам русской поэзии, Славин говорил так: 'Я не поэт - я художник'. 
ЭТО свыше тысячи живописных произведений - пейзажей, натюрмортов, портретов.

Богу угодно было, чтобы из нас двоих осталась я. Мне досталось выполнять ЗАВЕТЫ.

 Итак.

Через год состоялась персональная выставка, которую Славин готовил уже несколько лет, да все откладывал. Все казалось, что еще рано. Через два года издательством 'Художник РСФСР' выпущен  альбом 'Ким Славин', работа над которым  была начата при его жизни. И вот теперь уже семь лет неустанной работы над книгой 'Были мы молоды', сердцевиной  которой стал,  Дневник К.Славина, однако, не обошлось без моих комментариев и без воспоминаний  современников. В Книге около 1ООО страниц. По мнению многих в книге, так или иначе, отражена  целая эпоха.
Предполагаемый выход Книги в свет - осень 2ООО года.
В аннотации к ней, в частности, сказано: ': Если бы была необходимость одним-двумя словами выразить, о чем эта Книга, мы бы сказали -
эта книга о любви'. В ней весь Ким со своим пламенеющим любовью сердцем, которое он рвал на части и отдавал своим близким, своему творчеству, своей России. Эта строчка из его стихотворения не поэтическая гипербола, а констатация факта

:Не себя любил, а больше вас:

КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ

Родился в Ленинграде в 1928 году. Седьмой, последний ребенок.
Отец, мастер судостроительного завода, в 1937 году арестован во время сталинских репрессий. Расстрелян. Семья 'врага народа' сослана. Киму 9 лет. Перед самой второй мировой войной семья снова в Ленинграде. Ким во всех анкетах в графе об отце писал неизменные слова: 'оклеветан врагами родины'.
1941 год. Великая Отечественная. Эвакуация. Интернат.

1943 год. Юноша возвращается в военный и все еще блокадный Ленинград по инициативе руководителей города, которые уже в те страшные дни
планировали восстановление разрушаемого фашистами. По городам и весям посланцы из осажденного Ленинграда собирали по интернатам  своих ребятишек, чтобы обучать их ремеслу реставрации - вот такая вера в ПОБЕДУ над фашистами!

1944 - 1953 годы. Высшее художественно-промышленное училище им. В.И.Мухиной,  (Художественное училище барона Штиглица.)  После окончания института следуют семь лет работы по реставрации разрушенных памятников архитектуры  Ленинграда и его пригородов. Однако в эти же годы Славиным  написано более ста пейзажей, в том числе на тему 'Мой город'.
196О год. По этим работам  Славин  будет принят в члены Союза Советских художников.
Постоянный участник всех художественных выставок. 

ТВОРЧЕСТВО

Дорогой Друг!
Уважая Твои собственные пристрастия, я решила не навязывать Тебе авторитетные мнения специалистов, которые, конечно существуют. Я решила для ПЕРВОГО ЗНАКОМСТВА предоставить слово самому Киму Славину:
Отвечая на один из вопросов анкеты Русского музея: 'Что Вы хотите сказать своими работами:', Славин ответил в частности: '
:выразить свое удивление и преклонение перед вечной красотой и загадкой Природы. Призвать других к любви, вниманию и благоговейному отношению к ней:'
Ким был  на редкость цельной натурой,- у  него не было конфликта  между  человеческой и творческой сущностью. Он никогда не шел на  компромисс ни в жизни, ни в творчестве, хотя человеком был контактным и очень добрым. Он умел радоваться жизни и остро ощущал даже ее мгновения.

На этюднике картонка, - впереди пейзаж,
Вывожу я кистью звонкой красочный мираж.
Солнца блики, неба краски
На палитре все смешались,
Под рукой в последней ласке
Воплощенными остались.

Но вот четверостишие другого стихотворения и нас поражает диапазон ощущений художника, человека: тяжело заболела жена и померк весь свет:

Мы живем частицей пыли,
До и после - бесконечность,

Слышен ропот: ':Были, были:'

'Не припомню:' - шепчет Вечность

Тогда он не пишет. Раздваиваться он не умел, весь погружался в пучину своих ощущений. Иногда Жизнь со своими проблемами заслоняла Живопись, и тут не помогут упреки и хитрые мои подходы. Порой он скажет: ':я не фанатик с шорами на глазах, - я Жизнь люблю и меня ВСЕ в ней тревожит, или радует:' Иногда говорят, что он прожил в отведенный ему срок не одну жизнь, так много он сделал. Что он прожил бы гораздо дольше, если бы не обжигал свое сердце всем тем, что ЛЮБИЛ.
Писал он с натуры. Возвратится, бывало, с сеанса, посмотришь на него - другой человек, даже мышцы отвисли, - так  много ОТДАЛ.
'
:Бывают мгновения такого экстаза, что Я будто не Я. Сладкое, редкое состояние совершенства, гармонии и полного слияния с Природой. Я бываю опустошен после таких сеансов и почти болен, но счастлив. Тогда мне кажется, что я проник в сущность Природы, что становлюсь ее частью:'

Из Дневника Кима Славина.

 

Дорогой Друг! Возможно, я утомила Тебя, прости. Поверь, сам Ким гораздо интереснее, чем я о нем рассказала. Но у меня есть надежда, что Ты захочешь с ним поближе познакомиться через Книгу 'Были мы молоды'. Свой же рассказ о Киме Славине я закончу снова его словами, как будто нарочно обращенными к Тебе. 
':Жизнь продолжается: Есть родные, есть любимая жена, друзья, есть тяжелая и желанная живопись, есть Россия, ее люди и песни, есть история предков, когда - то живых и молодых:
Все это утешает, и надеется душа, что и нас не забудут, и нас вспомнят:'

Из Дневника Кима Славина.

 

До свидания. Буду рада получить от Тебя весточку... Нина Славина.


От вебмастера.

... Это письмо Нина Павловна Славина написала в начале лета 2000 года. У нее было много планов и она часто повторяла :"У меня мало времени! Я должна спешить". 

В юности Нина Павловна Славина (Пещерова ), Ким Николаевич Славин и мой папа, Быструшкин Бронислав Дмитриевич, вместе учились в Ленинградском Высшем Художественно-промышленном училище им. В.И. Мухиной (Художественное училище барона Штиглица). Они дружили, потом вместе работали на фарфоровом заводе им. М.В.Ломоносова в Петербурге (Ленинграде). Затем, после смерти папы, уже мне довелось работать на этом заводе рядом с Ниной Павловной в течение 4-х лет. Затем институт и работа в Государственном Русском музее. И вот снова судьба свела меня с Ниной Павловной. Весной 2000 года мы встретились с ней спустя 18 лет. Мы проговорили шесть часов.

Она мечтала создать в Интернете сайт ее любимого, неповторимого, самого талантливого и чуткого к природе и к жизни художника - Кимушки. Она хотела поделиться и открыть для нас его творческий мир. Мы договорились встретится в конце лета и продолжить работу. Она была полна идей и общаясь с ней каждый невольно любовался огнем в ее чуть смеющихся глазах. Но сердце не выдержало того жуткого ритма, который Нина Павловна ему задавала.

29 июля  2000 года Нины Павловны Славиной не стало.

Мы не успели сделать то, что задумывала Нина Павловна, но то, что она успела увидеть и одобрить, я помещаю в Интернет. Пусть эта страничка будет маленьким островком памяти двух замечательных людей и самобытных художников - Нины Павловны и Кима Николаевича Славиных в огромном океане виртуальной информации.

С уважением, Ирина Солдатенкова